Posts Tagged ‘Nikolai Kononov’

‘The first day of winter…’ (Nikolai Kononov)

November 2, 2014

The first day of winter in a sky-blue muffler
Rings as a draft in a whisky-glass harp,
A joke, in moccasins, with white teeth
It will pass along the despicable tubes.

An Airbus leaves two lines
Beneath the sunset’s knee–that is
The wild, rhymed, damaged, thievish
Baratynsky quenched in the Livorno sea.

It is he that twisted grey locks of the fields
Into a cosmogony whose evening the fading sun
Overshadows that like a blowlamp
Has slashed me across the retina.

 

Первый день зимы в кашне лазурном
Сквозняком гудит в коньячной арфе,
Анекдотом в мокасинах белозубо
Он как хмель пройдет по трубам подлым.

Оставляет аэробус две линейки
Под коленкою заката — это дикий,
Зарифмованный, побитый, вороватый
В море гаснущий Евгений Б. в Ливорно.

Это он завил полей седые космы
В космогонию, чью осень осеняет
Замирающее солнце — по сетчатке
Полоснувшее меня паяльной лампой.

“The gentle clouds’ running-gear…” (Nikolai Kononov)

January 26, 2014

The gentle clouds’ running-gear cannot be repaired
Over the ruins of the arts centre, where the DJ spins his black disc
So the vinyl night runs over my heart as far as a small wound
With a pile of Russian rhymes on the spit of a hopeless doner kebab.

The people itself presses at the smells of free advertisements…
When Camille Paglia has dedicated a sultry paragraph to curly-haired Caucasians,
I will also twist Azeri pelt together with Tajik aroma easily
Into a combustible, flashing, confused footnote–just don’t

Tire me out with Allah akbar, friend–indeed, as fire
Going down the embankment on a skateboard with the kids–I will
Gush into the mass grave of cattle and the forest plantations,
where the lovers lay down head to toe,
As though they had died, but that is quite unrealistic…

Николай Кононов

Николай Кононов

Развал-сходженье нежных облаков неисправим

Над дебрями ДК, где диджей свой кружок накручивает черный,

Чтоб ночь-винил мне по сердцу прошлась до раны небольшой

Всей стопкой русских рифм на вертеле шавермы безнадежной.

На запахи бесплатных объявлений прет сам-народ…

Когда Камила Палья зной-абзац кавказским кучеряшкам посвятила,

Я тоже азерскую шерсть с таджикским духовищем совью легко

В горючую, блеснувшую, смутившуюся сноску — не замай

Меня аллах-акбаром только, друже, — ведь огнем

На скейте вместе с детушками под откос съезжая — брызну

В скотомогильник и в лесопосадки, где валетом залегли любовники,

Как будто умерли они, но это совершенно нереально…