‘By the gap-toothed Smile kiosk…” (F.K.)

By the gap-toothed Smile kiosk, where two letters do not light,
At the bus shelter with the glass all knocked out, and up to the very bridge
You can go quietly, and normally nobody meets you at this time of night
Apart from the solitary lowlife of whom you could once not get rid.

He says, mate, where are you going, I say–to Yamskaya
And me–he says–I’ve to go to Babrinka, that’s my way
And he who walks alone at night is running a big risk,
So let us walk together, since we’re going the same way.

His teeth did not shine like the well-known string of pearls,
But his bottle of reeking gin sparkled with highlights,
And we set off in the swaying phantoms of the snowstorm
Where Zarechye descends to the river in a thousand feeble streetlights.

He was a mindless radio with a bottle of gin in its hand,
The most important is not to keep silent, or they’ll not account you a man,
He talked about how he drank a lot, boasted of his knuckledusters,
Said that on the city holiday he slept with someone in some bushes.

It was clear that he was also not going to manage to hit anyone,
As we continued our journey along Respublika Street
And we looked with interest at those who were up ahead
because there was nowhere to turn off Respublika Street.

And in spite of the internal suspiciousness personified by Yan Fazylov
The two of us got to Yamskaya as it ever-increasingly snowed
And his peculiar smile hung for a long time after in the shining sky
The way the city of Tyumen smiles sometimes, like the Cheshire cat.

У щербатого ларька «Улыбка», где две буквы не светятся,
На стеклянной остановке, но с выбитыми стёклами, и до самого моста,
Будешь тихо идти, и никто тебе в этот час обычно не встретится,
Кроме одинокого гопника, который однажды пристал.

Говорит, дружище, тебе куда идти, я говорю — на Ямскую,
А мне — говорит — на Бабарынку надо идти,
А тот, кто идёт ночью один, сильно рискует,
Так что давай пойдём вместе, поскольку нам по пути.

Как жемчуга на чистом блюдце, у него не блестели,
У него блестела бутылка знаменитого вонючего джина в руке,
И так мы пошли в покачивающихся призраках метели,
Там, где Заречье тысячей тусклых фонарей спускается к реке.

Это было безумное радио с бутылкой вонючего джина,
Самое главное не молчать, иначе подумают, что ты не мужчина,
Он говорил про то, как он много пьёт, хвастался кастетом,
Что в день города переспал с кем-то в кустах возле университета.

Было ясно, что он тоже никого не сможет ударить,
Когда мы по улице Республики продолжили свой путь,
Заинтересованно вглядываясь, кто там дальше на тротуаре,
потому что с улицы Республики некуда свернуть.

И, несмотря на внутреннюю подозрительность, олицетворяемую Яном Фазыловым,
Мы дошли до Ямской с ним вместе через усиливающийся снегопад,
И своеобразная его улыбка долго ещё в светящем небе висела,
Которой иногда улыбается город Тюмень, как Чеширский кот.

Tags: , ,

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s


%d bloggers like this: